Закон о долгах снова обсуждается

Споры о проектах закона о коллекторской деятельности не смолкают. Профессиональное сообщество то и дело обсуждает один за другим варианты нормативного акта. Не так давно две профильные ассоциации АРКБ и НАПКА решили объединить свои усилия по разработке единого законопроекта и создали рабочую группу. Удастся ли им договориться - вопрос спорный, учитывая, что расхождений в данном вопросе у ассоциаций достаточно, но уже к концу июня они планируют подготовить общий проект закона. А тем временем ГК «Русская Долговая Корпорация» продолжает работу над своей версией законопроекта «О регулировании деятельности по взысканию долгов».

В майском номере газеты «ДФ» был опубликован законопроект, разработанный ГК «Русская Долговая Корпорация». Как удалось выяснить по результатам опроса, в целом, проект понравился профессиональному сообществу, а их замечания носят формальный характер. «Неожиданно, с точки анализа всех проектов, с которыми мы имели честь ознакомиться. Считаем, что это наиболее интересный проект. Хотя ряд вопросов упущен, но, в общем, положительное впечатление от законопроекта», - заявил Евгений Захаров, генеральный директор Антикризисного Центра «АльфаБизнес».

Директор по развитию бизнеса ООО «Бюро разрешения финансовых споров» Сергей Марьин также считает, что законопроект, подготовленный Группой Компаний «РусДолг», имеет хороший потенциал. «Мы обсудили версию законопроекта, предлагаемого ГК «Русская Долговая Корпорация». Все законопроекты, которые мы видели до этого, явно слабее. Законопроект ГК «Русская Долговая Корпорация» отражает суть взыскания долгов и, с нашей точки зрения, может стать хорошей основой для создания профильного закона. По сути замечаний нет», - отметил он

С тем, что из всех законопроектов о коллекторской деятельности этот самый удачный, соглашается и президент ООО «Коллекторское Агентство «АРБИТР» Юлия Назарова: «Очень тщательно и доступно проговорены все аспекты деятельности коллекторских компаний. Много моментов, которые уже давно традиционно выработались в деятельности коллекторских компаний, и принять их не составит ни малейшего труда. Законопроект лоялен по отношению к коллекторским компаниям. В отличие от законопроекта НАПКА, нет жестких и трудновыполнимых ограничений. Это радует». Особенно Назарова поддерживает несколько пунктов, среди них: пункт о том, что субъект деятельности по взысканию долгов должен иметь доверенность на право представления интересов кредитора; пункт, в котором прописано, что при осуществлении деятельности по взысканию долгов профессиональный субъект деятельности по взысканию долгов обязан иметь в своем штате не менее пяти штатных сотрудников (долговых агентов); а также пункт об осуществлении страхования риска профессиональной ответственности.

Кроме того, она положительно отнеслась к статье 8: «…Факт членства в саморегулируемой организации долговых управляющих подтверждается свидетельством и выпиской из реестра профессиональных субъектов деятельности по взысканию долгов». Однако Юлия Назарова считает необходимым уточнить, как будут создаваться саморегулируемые организации на местах, кто будет инициатором. В ст.12 ч.1 п.3 президент ООО «Коллекторское Агентство «АРБИТР» предлагает установить размер членских взносов саморегулируемых организаций долговых управляющих либо коридор, в котором может быть установлен размер взноса.

Илья Богданов, старший юрист Tenzor Consulting Group, изучив текст документа, отметил, что представленный законопроект нацелен на правовое регулирование деятельности по взысканию долгов, а именно: на защиту прав участников процесса, на оптимизацию процесса взыскания и развитие досудебных процедур решения спора, на определение правового статуса профессиональных участников данного процесса. Основной целью принятия данного закона предполагается упорядоченность деятельности частных лиц по взысканию долгов, осуществляемая в том числе и на профессиональной основе.

По результатам рассмотрения данного законопроекта он сделал несколько замечаний.

По мнению Богданова, в тексте отсутствуют принципы деятельности по взысканию долгов. Критике подверглись и другие моменты, среди них: «Ст.4: Понятие субъекта деятельности по взысканию долгов, по сути, подразумевает под собой именно профессионально действующего субъекта, поскольку он получает за данную деятельность вознаграждение. Кроме того, в числе субъектов, осуществляющих данную деятельность, не указаны индивидуальные предприниматели.

Также под понятие субъекта деятельности по взысканию долгов были определены кредиторы, при этом должники и иные возможные участники процесса (госорганы и пр.) не причислены к субъектам деятельности, хотя понятие «субъект деятельности» подразумевает любого участника процесса.

Ст. 6: В законе желательно уточнить список обязательных условий договора: срок исполнения, стоимость услуг субъекта, гарантированность исполнения, ответственность субъекта и пр.

Ст. 9: В этой статье не рассмотрены права субъектов деятельности по представлению кредитора в суде и иных государственных органах.

Кроме того, в ст. 9 ч.1 п.3 («Осуществлять управление дебиторской и кредиторской задолженностью») следует уточнить, в какой форме это управление осуществляется.

Ст. 18: В качестве права должника можно указать право на предоставление долговому агенту вариантов оптимизации долга. Соответственно, обязанность долгового агента – рассмотреть эти варианты», - считает старший юрист Tenzor Consulting Group.

Как заявляет председатель Совета директоров ОАО КА «Центр ЮСБ» Александр Федоров, данный закон больше посвящен саморегулированию коллекторской деятельности, нежели защите прав должников. В нем обсуждается создание саморегулируемых организаций, некие формальные требования к профессиональной подготовке сотрудников коллекторских агентств. «В этом плане он приближен к существующим аналогичным законам. Нечетко обозначено, сколько профессиональных субъектов деятельности по взысканию долгов может включать саморегулируемая организация и почему субъекты деятельности захотят вступить в членство этой организации. Неясен вопрос по поводу запретов, которые могут вводиться саморегулируемыми организациями долговых управляющих: где именно они будут оговариваться - в дополнительных соглашениях?», - задается вопросом он.

В отличие от Федорова, руководитель коммерческой службы ОАО «Первое коллекторское бюро» Сергей Иванов считает, что проект закона, предложенный ГК «РусДолг», имеет определенные отличия от уже существующих законопроектов НАПКА и АРКБ. Чувствуется, что проект закона был тщательно проработан, и его создание потребовало от авторов немало времени. «Но, на наш взгляд, всем участникам профессионального рынка услуг по взысканию просроченной задолженности необходимо объединить усилия для того, чтобы единый законопроект был доработан, вынесен на обсуждение и принят, - считает он. - Нам кажется правильным то, что две ведущие ассоциации коллекторов, которые подготовили два отдельных законопроекта, сделали это. Ведь сейчас, когда проблема нарастающего объема просроченной задолженности стоит очень остро, всем участникам рынка коллекторских услуг крайне важно, чтобы закон «О коллекторской деятельности» как можно скорее заработал. Появление и вынесение на дальнейшее обсуждение новых законопроектов, даже имеющих свои сильные стороны и содержащих конструктивные предложения, как нам кажется, не способствует ускорению процесса принятия единого закона, который нам всем так необходим».

Отметим, что ГК «Русская Долговая Корпорация» открыта для общения, и конструктивные предложения все еще могут найти свое отражение в законопроекте «О регулировании деятельности по взысканию долгов».

В идеале вопрос о регулировании коллекторской деятельности должен был решиться уже давно, но на деле он остается пока открытым.

Источник: Долговой фактор (Москва)

Последние добавленные задолженности