Закон о долгах?

Коллекторы в условиях кредитного кризиса, повысившего спрос на их услуги, консолидируются. Ассоциациями коллекторских агентств и региональных банков России разработан и внесен в Госдуму на рассмотрение законопроект, регламентирующий деятельность собирателей долгов. Для отрасли, существующей в нынешнем виде всего 5 лет, это, несомненно, плюс, но рядовым гражданам ничего принципиально нового он не несет, а предприятиям упрощает смену собственника.

Деятельность коллекторов специальным законом в России до сих пор не регламентируется, хотя потребность в нем назрела давно. Финансовый и экономический кризис свел на нет такой фактор, как растущий как на дрожжах спрос, с лихвой покрывавший возможные убытки от невозвратов кредитов. Сейчас долги частных лиц и компаний растут, а значит и растет запрос на услуги тех, кто может взыскать долги.

С января 2009 года практика реструктуризации банковского кредита и задолженности по корпоративным облигациям приняла массовый характер, признает Ассоциация региональных банков России (АРБОР). По ее оценкам, в категорию проблемных долгов в 2009 году попадает около 20% из 17 трлн рублей кредитов, выданных российскими банками предприятиям реального сектора и физическим лицам, говорят банкиры.

Какова доля невозвращенных кредитов – объективно из данных Банка России, аккумулирующего такую информацию от банков, неизвестно, рассказал сегодня на пресс-конференции в Москве Анатолий Аксаков, депутат Госдумы, член Национального банковского совета, президент АРБОР. Известно одно – просрочка растет, как и риск невозвратов. При 20% невозвратов капитал российских банков станет отрицательным, а значит, во всей банковской системе может наступить коллапс.

Нынешнее законодательство не позволяет быстро взыскивать долги, кроме того, погашение долга одному из кредиторов ведет к ущемлению интересов других, перечисляет недостатки нынешней системы АРБОР. Поэтому требуется “системное решение”: банкиры и коллекторы предложили законодателям принять экстренные меры, направленные на возврат кредитов – как частных, так и корпоративных.

Что предлагается

Коллекторы, многие из которых не подписали добровольную хартию, ограничивающую принципы их деятельности рамками действующих законодательных норм, по закону будут обязаны, в частности, не беспокоить должника с 23:00 до 06:00, не компрометировать его в глазах окружающих и не использовать другие, балансирующие на грани закона (а часто и нарушающие его) методы выбивания долгов. В то же время пока непонятно, какова будет ответственность коллектора за нарушения этих норм.

Кроме того, законопроект запрещает коллекторам оказывать консультации “по вопросу избежания уплаты задолженности или ответственности за ее неуплату”. Тем самым под удар ставится антиколлекторский бизнес, также набирающий обороты с нарастанием требований возврата простроченных долгов.

Ключевым фактором управления проблемной задолженностью становится некий Фонд аккумулирования и выкупа проблемных долгов. Его предлагается создать в виде самостоятельного юридического лица или акционерного общества. Планируется, что основным капиталом фонда станут госсредства, интерес к выкупу проблемной задолженности проявили и инвесторы, в том числе и иностранные, рассказал Аксаков. Называть имена он не стал, ссылаясь на конфиденциальность переговоров.

Но прежде, чем взыскивать долги, нужно понять, каков масштаб проблемы. Для этого банки и коллекторы предлагают ввести постоянный мониторинг всей проблемной задолженности, в том числе и юридических лиц. А полномочия за наблюдением  передать Центральному каталогу кредитных историй, которому всю информацию о проблемных кредитах обязаны передавать банки. Пока они скрывают истинное положение дел, что связано с обязательством резервировать средства под проблемные кредиты.

Кроме того, АРБОР предлагает наделить кредиторов правом решать, что будет с активами заемщика до того, как он объявит себя банкротом. Эта мера касается только юридических лиц, поскольку закон о банкротстве физических лиц в России не принимается уже более пяти лет, и банкиры интереса к нему не проявляют. Ведь он подразумевает освобождение банкрота от погашения всей суммы долга после продажи подлежащего аресту имущества, как это действует в США, например. Сейчас в России частное лицо в случае личного дефолта обязано выплачивать весь долг вне зависимости от того, покрыла ли его или нет вырученная от продажи заложенного имущества сумма. А в нынешней ситуации кризиса, когда залог – квартиру или машину – можно продать только с большим дисконтом, частный заемщик оказывается в заведомо неравном с бизнесом положении.

Бюджет в помощь

Законопроект предусматривает обязательную рекапитализацию банковской системы за счет бюджета.  На это потребуется свыше 2 трлн рублей, рассказал Анатолий Аксаков.  Фактически правительству предлагается выкупать проблемные долги, при этом ипотечные долги – по номиналу, то есть докризисным ценам. По крайней мере, это должно касаться кредитов на жилье, выданных банками под гарантии Агентства по кредитованию жилищных вкладов (АИЖК), поскольку “государство в лице АИЖК гарантировало” выкуп, пояснил президент АРБОР. Сами же банки, заметим, выкупают заложенное под кредит жилье по ценам ниже в среднем по рынку.

Законопроект предполагает, что государство в условиях дефицита бюджета займет эти деньги, выпустив облигации. Дополнительные средства на выкуп проблемных активов банкиры надеются также привлечь от частных инвесторов. “Такие инвесторы есть, я встречался на прошлой неделе с 10 их представителями”, – заверил  на пресс-конференции президент АРБОР. Инвестициями в резко подешевевшие активы заинтересованы и коллекторы, уточнил он. Инвесторы скупают сейчас проблемные долги физлиц из расчета 3-5 копеек за рубль просрочки, уточнил Евгений Бернштам, президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА).

Новый передел

Привлеченные на рекапитализацию деньги законопроект предлагает передать банкам-кредиторам в обмен на акции в капитале банка. “В последующем выпущенные в обращение государственные ценные бумаги могут использоваться кредитными организациями в сделках краткосрочного ломбардного кредитования”, – указывается в сообщении АРБОР.  В этом случае возникает вероятность появления нового финансового пузыря с плохими активами в основе, как это было в случае с высокорискованной ипотекой в США. Однако Анатолий Аксаков такую вероятность отвергает.

Наибольший процент невозврата в сегменте кредитования физических лиц – в последние месяцы просрочка выросла в два раза, рассказал Евгений Бернштам. По данным ЦБ, просрочка по кредитам на 1 января – 148 млрд руб. При этом именно российские компании могут стать катализатором роста невозврата кредитов: граждане должны банкам 4 трлн рублей, а предприятия и компании – 13 трлн. Больше 2/3 этих кредитов обеспечены залогом – самих предприятий, недвижимости, автомобилями.

“Все это создает условия для перехода под контроль кредитных организаций существенной части производственных активов и формирования на их основе финансово-промышленных конгломератов”, – сообщает АРБОР. Фактически речь идет о массовой смене собственников и формировании новых “финансово-промышленных групп”, говорят банкиры.

Последние добавленные задолженности